Шанова З.К. О некоторых сложностях перевода Алеко Константинова на русский язык

image_pdfimage_print

708 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Социальные и политические изменения конца ХХ в. в Болгарии и в России возродили интерес к творчеству А. Константинова (1863-1897), выдающегося болгарского сатирика. Очень много общего в нашей современной жизни с событиями, описанными в его фельетонах, рассказах, путевых очерках в 90-е гг. ХIХ в.

Сатирические произведения А. Константинова, в которых «смех едва прикрывает возмущение» [Константинов 2002: 414], и прежде всего его книга «Бай Ганю» (первые очерки этой книги появились в печати в 1994 г. – 110 лет назад), заставили многих с нечистой совестью людей со страхом ожидать, «не отразятся ли они в обличающем зеркале писателя, не будут ли выставлены на показ их темные делишки» [Българската критика 1970: 6]. Большинство исследователей считают, что бай Ганю не национальный, а социальный тип – предприниматель-выскочка, «свежевылупившийся буржуа», почувствовавший силу денег [Иванова 1961: 101]. Именно типичностью поведения, поступков, стремлений главного героя очерков А. Константинова можно объяснить, что книга «Бай Ганю» сразу же после выхода в свет стала переводиться на другие языки. Как писал Г. Бакалов, «болгарская литература не богата произведениями, которые стоило бы переводить на иностранные языки, а «Бай Ганю» переведен на многие языки. После романа И. Вазова «Под игом» «Бай Ганю» пользуется за пределами Болгарии самой большой известностью [Константинов 1931: 4].

Первый перевод А. Константинова на русский язык был опубликован в 1897 г., это был рассказ «Тьма» [Константинов 1897]. В 1898 г. вышел перевод очерка А. Константинова «Вот не ожидали» [Константинов 1898]. Книга «Бай Ганю» появилась на русском языке в 1912 г. [Константинов 1912] с подзаголовком, которого нет в оригинале – «Болгарский Тартарен». Очень скоро выяснилось, что анонимный переводчик, скрывавшийся за инициалами Е.Е., переводил не с болгарского оригинала, а с французского перевода этой книги [Рец. Н.Б. 1913]. Можно отметить нелепости из этого «перевода»: подстилка, на которой спит Бай Ганю, названа «плэдом», пузырьки с розовой эссенцией – «москали», слово «опинци» (болгарская обувь) переводится как «русские сапоги», бай Ганю появился в бассейне «в натуре» – передается «в академическом костюме», бил себя в грудь – «ударил себя по желудку» и т.д.

Переводить произведения А. Константинова сложно – много бытовых зарисовок, национально окрашенной лексики. Русский публицист И.Н. Калина, эмигрант в Болгарии, перевел «Бай Ганю» на русский язык и предложил свой перевод В.Г.Короленко с целью его публикации в России. Этот перевод Короленко не понравился. В 1923 г. в журнале «Златорог» (год. II, март, стр. 166-167) были напечатаны два письма Короленко (его ответы Калине), где Короленко приводит слова своего знакомого болгарина, который считает, что «и хороший перевод не может передать красот подлинника, слишком проникнутых колоритом чисто национальным» [Державин 1935: 122].

Книга «Бай Ганю» в русском переводе вышла лишь в 1931 г. (переводчик О.М. Говорухин) [Константинов 1931]. В послевоенные годы болгаристы нового поколения вновь обратились к переводу этой книги и других произведений А. Константинова [Константинов 1954; 1960; 1968; 1979; 1984; 1988].

Болгарский литературный язык претерпел существенные изменения за годы, прошедшие после выхода в свет произведений А. Константинова, значение многих устаревших слов приходится объяснять и для болгарского читателя. Так в последнем болгарском издании собрания сочинений А. Константинова [Константинов 1979-81: том 1] в сносках даются пояснения, напр., к следующим словам: агарянски от агарянин – мохамеданин, турчин, неверник; гюл – роза, трендафил; завалийката – горката, клетата; ока – стара мярка за тегло, равна на 1283 г; джанъм (тур.) – обръщение към близък човек при покана, молба и др.; келепир (тур.) – нещо, придобито на безценица, кьораво; алъш-вериш (тур.) – вземане-даване; гавазин (тур.) – пазач, телохранител; хамам (тур.) – стара турска баня; кусур (тур.) – недостатък и др. В переводоведении выработаны принципы передачи безэквивалентной лексики на другой язык, а за 150 лет практики перевода с болгарского языка на русский (первый перевод был опубликован в 1854 г.) накоплен значительный опыт передачи на русский язык болгарской национально окрашенной лексики. Так в тексте перевода на русский язык произведений А. Константинова [Константинов 1954] транскрибированная безэквивалентная лексика, передающая национально-исторический колорит, объясняется в примечаниях (автор Л. Кривенец) в конце книги (с. 168), напр.: рученица – болгарский национальный танец; гайда – болгарский народный музыкальный инструмент; ракия – водка; мастика – анисовая водка; сливовица – сливовая водка; попара – тюря из хлеба, воды и сыра; лютеница – приправа из перца, чеснока, уксуса; зелник – пирог с капустной начинкой; тыквенник – пирог с тыквой; опинцы – кожаная крестьянская обувь; ока – мера веса; дервиши – нищенствующие мусульманские монахи; пандуры – полицейские в Болгарии в период турецкого владычества.

Но самым сложным в текстах А. Константинова является наличие исторических эпизодов, смысл которых неизвестен и непонятен русскому (иногда и болгарскому) читателю, упоминание имен исторических личностей, обилие аллюзий, без раскрытия которых произведение теряет смысл. Тексты А. Константинова должны читаться вместе с примечаниями, которые помогают глубже проникнуть в богатство его эстетического мира [Страници 1991: 5].

В 50-е гг. у нас в стране были защищены две кандидатские диссертации, посвященные творчеству А. Константинова [Шенкер 1955; Ильина 1956]. Результаты этих исследований были использованы уже в переводе Д. Горбова, опубликованном в 1960 г. [Константинов 1960]. В примечаниях к тексту перевода, разъясняются эпизоды, остававшиеся нераскрытыми в предыдущих переводах. Можно привести в качестве примера несколько пояснений к тексту.

С. 17: «накинули на него бельгийский плащ, – и все решили, что бай Ганю теперь настоящий европеец.» Примечание на с. 159: А. Константинов иронизирует по поводу заявления премьер-министра К. Стоилова (1894-1899), обещавшего превратить Болгарию в «Бельгию Балканского полуострова».

С. 27: «Вот, видите, каков болгарин? … Вы только понаслышке о нем знали, о герое сливницком, о гении балканском!» Примечание на с. 159: Во время сербо-болгарской войны 1885 г. болгарская армия в бою у Сливницы одержала решающую победу.

С. 87: «…поехали мы с Г. на Искорский постоялый двор, к Враждебне. Застали там пропасть народу…» «Урвичских не было?» « Нет, они были на своем Урвиче». Примечание на с. 161: Враждебна – село в 6 км от Софии. Урвич – В 1889 г., впервые поднявшись на Черный верх, горную вершину близ Софии, Алеко Константинов пришел в восторг от местности Урвич. Он создал Урвич-клуб, в который вошли любители природы. Клуб этот просуществовал 7 лет. Каждый год 11 мая члены его посещали Урвич.

Таких примечаний иногда по несколько к одной странице, и в последующих публикациях переводов А. Константинова на русский язык эти примечания печатались. Читать переводной текст с таким количеством ссылок сложно, но только эти пояснения способствуют раскрытию смысла произведений А. Константинова.

Литература

Българската критика за Алеко Константинов. Редакция и подбор Тихомир Тихов. София, 1970.
Державин Н.С. История болгарской литературы. Т.Ш. Вып. 2. А. Константинов. М., Л., 1935.
Иванова Стефана. «Бай Ганю». Литературен разбор. С., 1961.
Ильина Г. Сатира Алеко Константинова. АКД. М., 1956. М., 1956.
Константинов А. Тьма. Рассказ Алеко (Алексея) Константинова. Пер. с болг. Н.Н. Филиппова //Вестник иностранной литературы. СПб. 1897. Кн. 7. С. 211-218.
Константинов А. Вот не ожидали. Этюд. Пер. с болг. //Живописное обозрение. СПб. 1898. № 35. С.700-702.
Константинов А. Бай Ганю. С болг. [пер. и предисл. Е.Е.]. М., 1912. 188 с. Рец. Н.Б.: Константинов А. Бай Ганю. С болг. [пер. и предисл. Е.Е.]. М., 1912. 188 с. //Славянские известия. 1913. № 8. С. 109.
Константинов А. Бай Ганю. Пер. с болг. О.М. Говорухина. Редакция, вступительная статья и примечания Г. Бакалова. М., 1931.
Константинов А. Фельетоны и очерки. Предисловие А. Собковича. Перевод с болгарского языка К. Бучинской, Ч. Найдова-Железова, Е. Яхниной. Примечания Л. Кривенец. М., 1954.
Константинов А. Бай Ганю. Невероятные рассказы об одном современном болгарине. Перевод с болгарского. Д.А. Горбова. Вступительная статья и примечания Г. Ильиной. М., 1960 (М., 1968; София Пресс, 1981.
Константинов А. Избранное. Библиотека болгарской классической литературы. Предисловие В. Андреева. М., 1979.
Константинов А. Събрани съчинения в 4 т. Ред. Тих. Тахов. София, 1979-81.
Константинов А. Бай Ганю. До Чикаго и обратно. Перевод: Д. Горбов, Т. Колева. Предисловие Веселина Андреева. София, 1984.
Константинов А. (К 125-летию со дня рождения). Бай Ганю. Рассказы. Путевые заметки. Фельетоны. Очерки. М., 1988.
Константинов А. Бай Ганьо. София, 2002.
Страници за Алеко Константинов. Варна, 1991.
Шенкер К.В. Творчество Алеко Константинова. АКД. Л., 1955.

З.К. Шанова. О некоторых сложностях перевода Алеко Константинова на русский язык // Шестые Славистические чтения, посвященные памяти проф. П.А. Дмитриева и проф. Г.И. Сафронова. СПбГУ, 2005.

Запись опубликована в рубрике Болгаристика с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.